Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

А вот правильная рецензия на постановку "Воццека" в большом.

Правильная, та, что по ссылке справа.

«Воццек» А.Берга в Большом (24.11.2009)
http://www.classicmus.ru/Wozzeck.html
Еще до начала спектакля меня осенило: а ведь именно такой продукт нужен современному Большому театру! Ведь сотканная из полунамеков, псевдоцитат, звуковых пылинок, песчинок и козявок, партитура Берга хороша уже тем, что не уязвима для дилетантского уха: а поди разберись ту ноту взяли или не ту! Только сравнивая разные исполнения, можно почуять что-то неладное в оркестре или на сцене. Но «Воццек» - не та опера, которую будешь слушать больше одного раза, если ты ею не болеешь. А «заразиться» оперой можно только тогда, когда она отвечает твоим текущим чаяниям и настроениям, переживаниям и опыту. Тем более если речь идет о психологической драме (в данном случае – трагедии). Ну и что это, скажите, за публика, которая как свою собственную примет историю страдающего припадками мужика, убивающего на почве ревности свою гражданскую супругу? Мне было бы страшно интересно узнать, много ли в зале страдающих припадками убийц или им сочувствующих… Не доводя до абсурда, проще сформулирую своё главное недоумение после сегодняшнего спектакля: для кого написана эта опера? Кого и чему она должна научить? Чем поразить? Чем растрогать? Эти вопросы никогда прежде в связи с «Воццеком» меня не беспокоили, и вот почему.

Психопатическая инструментальная пульсация является зеркалом расслаивающегося мира 20-х гг. прошлого века, отраженного в истории разрушающегося сознания главного героя. Там, где царит нищета и отчаяние, нет места гармонии. И в этом величайший гуманистический смысл именно музыкальной ткани произведения. Что мы увидели в постановке Дмитрия Чернякова? Безупречно гламурная гамма двенадцатиулейного слепка многоквартирных сот (розовое, салатовое, бежевое – сказка!), оборудованных плазменными панелями (причем сын страдающих от «нищеты» Мари и Франца играет на этой плазме в компьютерные игры!); люди, вынужденные зарабатывать себе гроши на пропитание, посещают недешевое, судя по интерьеру, кафе... прекрасно одеты, в конце концов! Так где нищета-то, которая является ядром психологической проблемы героев?! То, что на сцене у Чернякова «слова расходятся с делами» - настолько общее место, что просто уже скучно («Какая кровавая луна» - восклицает с завязанными глазами Мари, а до этого в сцене со своей соседкой расхваливает военных, показывая на совершенно гражданские лица в телевизоре). Поэтому финал, когда дети зовут сына Мари и Франца посмотреть на его мертвую мать, которая, по либретто, валяется на берегу реки, а, по режиссуре, - сидит мертвая рядом с увлеченно играющим мальчиком, воспринимается как непродуманность и недоделанность. Так вот если мы убираем из контекста произведения Берга сему «нищеты», то моментально всплывает вопрос: а про что речь-то? Если это бытовая драма в целом интеллигентных и устроенных людей, то почему под такой странный аккомпанемент, пардон? Если это про душевный разлад главного героя с миром (любимая тема режиссера), то – где этот мир-то? Почасовые работодатели Воццека что ли? Режиссер пытается нивелировать психиатрический аспект проблемы, переложив этот диссонанс с образа героя на образы окружающих его людей, но почему тогда страдает именно Мари? Разумный человек, даже ослепленный ревностью, не будет издеваться над матерью своего ребенка, заставляя её перед смертью стоять в неглиже на стуле посреди комнаты (наверное). Или душевный срыв случается с абсолютно нормальным до этого Воццеком исключительно после того, как он видит Мари, обнимающуюся с тамбурмажором? А не маловато ли исходных данных для убийства и, в целом, не сложновато ли для такой простой истории? Что-то слишком много вопросов оставила эта, безусловно, нарядная постановка, в которой главное место было отведено не конфликту, а индивидуальным рисункам конкретных образов. И образы были сделаны виртуозно.
Collapse )

Посмотрел вчера оперу "Воццек" А. Берга в Большом театре.

Вообще то, я не театрал и не знаток классической музыки, но случая попасть в Большой театр почти что на халяву решил не упускать. Так что вместо первомайских поздравлений - отчёт о культпоходе.

Что, собственно, за опера.

Кратко: музыка понравилась, но постановка всё убила.

Стандартная схема извращения классики - перенести действие "в наши дни". «Мы вынесем за скобки ужасный социальный фон нищеты и армейской жизни начала XIX века, чтобы рассказать о проблеме психологической, даже экзистенциальной. Это современная история про современных людей, таких же, как мы с вами» - это слова постановщика. Т.е., если актёров, играющих сюжет из первой половины XIX-го века, не переодеть в современные одежды, зритель спектакль воспринять не сможет. И ново и умно.

А ведь именно так всё и выглядит. И даже хуже. Беда в том, что немецкий текст сопровождается синхронным переводом на русский, поэтому и получается, что Мари поёт о своей бедности "у меня из всех богатств есть только осколок зеркальца", а за спиной её сверкает полутораметровая плазма. И подобная ерунда на протяжении всех 15-ти сцен. То барная стойка изображает опушку леса, то квартирная клетушка - пруд, и Воццек по тексту либретто пытается в этой квартире утопиться..

А то, что социальные проблемы постановщику с таким пониманием искусства оказались не по плечу, удивлений вызывать не должно.

P.S. Первая сцена оперы. Музыка не звучит. На сцену выходит мужик, который в полной тишине начинает снимать с себя штаны. Только бляшка ремня позвякивает. Снимает штаны. Надевает другие штаны. Военные. Только теперь, спустя две минуты, в дело вступает оркестр. Во всей этой сцене должно быть скрыт глубокий концептуализм, ибо какое же это современное искусство, если нету обнаженки?